Мультфильм об автомобилях Honda

30.11.2015
В Америке создали мультипликационный видеоролик об истории фирмы Honda. Представил видео об истории фирмы американский аниматор Адама Песапане, известный как PES.

Мультфильм "Брут" получил гран-при фестиваля "Крок"

27.11.2015
Главный приз Международного фестиваля анимации "Крок" получил российский фильм "Брут" Светланы

Игра "Аркадий Паровозов спешит на помощь"

24.11.2015
Известный детский мультфильм под названием "Аркадий Паровозов спешит на помощь", который выходит на телеканале "МУЛЬТ", приобрел интерактивную интерпретацию. Все поклонники мультсериала теперь могут принять участие в приключениях Паровозова и его друзей.
У нас снегозадержатели для металлочерепицы любые цвета свадебный салон Эпатаж Все для невест более 1000 платьев в наличии

Маугли

Маугли: Ракша

Союзмультфильм. 1967.

Маугли

Первый фильм из серии, снятой по книге Киплинга “Маугли”. Тигр Шер-Хан похищает маленького ребенка, который попадает в семью волков и становится приемным сыном и братом.

Режиссер(ы) : Давыдов Роман Художник(и)-постановщик(и) : Репкин Петр, Винокуров Александр Аниматор(ы) : Зарубин Владимир, Бутаков Борис, Лихачев Виктор, Коробаев Петр, Давыдов Александр, Комаров Олег, Угаров Валерий, Жутовская С., Крумин Владимир, Арсентьев Виктор Сценарист(ы) : Белокуров Леонид Оператор(ы) : Петрова Елена Композитор(ы) : Губайдулина Софья Звукооператор(ы) : Мартынюк Георгий Редактор(ы) : Снесарев Аркадий Монтажер(ы) : Георгиева Любовь Озвучивание : Папанов Анатолий, Овчинникова Люсьена, Мартинсон Сергей, Любецкий Л., Бубнов С., Назаров А., Касаткина Людмила

Маугли: Похищение

Союзмультфильм. 1968.

Следующие главы книги Кипплинга о детстве мальчика Маугли, похищенного тигром и воспитанного в семье волков в джунглях.

Режиссер(ы) : Давыдов Роман Художник(и)-постановщик(и) : Репкин Петр, Винокуров Александр Аниматор(ы) : Зарубин Владимир, Давыдов Роман, Лихачев Виктор, Коробаев Петр, Комаров Олег, Котеночкин Вячеслав, Крумин Владимир, Арсентьев Виктор Сценарист(ы) : Белокуров Леонид Оператор(ы) : Петрова Елена Композитор(ы) : Губайдулина Софья Звукооператор(ы) : Мартынюк Георгий Редактор(ы) : Снесарев Аркадий Монтажер(ы) : Георгиева Любовь Озвучивание : Виноградова Мария, Дмитриева Т., Мартинсон Сергей, Румянова Клара, Хржановский Юрий, Бубнов С., Касаткина Людмила, Ушаков В., Бубнов В.

Маугли: Последняя охота Акелы

Союзмультфильм. 1969

Продолжение серии о приключениях Маугли по одноименной книге Киплинга.

Режиссер(ы) : Давыдов Роман Художник(и)-постановщик(и) : Репкин Петр, Винокуров Александр Аниматор(ы) : Давыдов Роман, Сафронов Олег, Лихачев Виктор, Коробаев Петр, Бобров Виталий, Федоров Николай, Касаткина Людмила Сценарист(ы) : Белокуров Леонид Оператор(ы) : Петрова Елена Композитор(ы) : Губайдулина Софья Звукооператор(ы) : Мартынюк Георгий Редактор(ы) : Снесарев Аркадий Монтажер(ы) : Георгиева Любовь Озвучивание : Виноградова Мария, Папанов Анатолий, Дмитриева Т., Мартинсон Сергей, Румянова Клара, Любецкий Л., Хржановский Юрий, Шабарин Лев, Бубнов С., Касаткина Людмила, Ушаков В., Бубнов В.

Маугли: Битва

Союзмультфильм. 1970

Продолжение серии о приключениях Маугли по одноименной книге Киплинга.

Режиссер(ы) : Давыдов Роман Художник(и)-постановщик(и) : Репкин Петр, Винокуров Александр Сценарист(ы) : Белокуров Леонид Композитор(ы) : Губайдулина Софья

Маугли: Возвращение к людям

Союзмультфильм. 1971

Последний фильм из серии рассказов о Маугли по мотивам “Книги джунглей” Р.Киплинга.

Режиссер(ы) : Давыдов Роман Художник(и)-постановщик(и) : Репкин Петр, Винокуров Александр Сценарист(ы) : Белокуров Леонид Композитор(ы) : Губайдулина Софья Редактор(ы) : Снесарев Аркадий Озвучивание : Папанов Анатолий, Овчинникова Люсьена, Мартинсон Сергей, Любецкий Л., Назаров А., Касаткина Людмила

Рецензия «Уйти из джунглей»

Автор: Сергей Кузнецов

Два настроения были полнее всего представлены в советских мультфильмах времен нашего детства: счастливый, бьющий через край оптимизм, стихия чистой игры, маскарада и хоровода («Бременские музыканты», «Как Львенок и Черепаха пели песню») — и меланхолия, колеблющаяся от депрессии до медитации («Крокодил Гена», «Варежка», «Ежик в тумане»). Множество мультфильмов располагалось посередине между этими двумя полюсами, в том числе сериалы о Простоквашино и о Слоненке, Попугае и Удаве. Если пользоваться современной терминологией, были широко представлены мюзикл, комедия и артхаусная драма. Из крупных жанров фактически отсутствовал только героический эпос, что может показаться странным, учитывая, насколько серьезно работали с ним в советское время в игровом кино. Были, конечно, революционные мультфильмы — но, кроме смутного образа красных конников, я ничего не могу вспомнить, притом что во взрослом, игровом кино успешные фильмы о гражданской войне можно считать едва ли не дюжинами. Возможно, причина заключена в том, что трагическую сторону гражданской и тем более Отечественной войны считали нужным скрывать от детей. В игровых фильмах, пусть даже снятых для подростков, героев могли убить. В мультфильме все должно было быть безопасно — и потому советская мультипликация так и не дала серьезного подхода к военной теме.

Тем не менее, студия «Союзмультфильм» может зачислить в свой актив, возможно, лучший мультипликационный героический эпос. Речь идет о фильме «Маугли».

Как известно, изначально «Маугли» был сериалом из пяти серий, смонтированных в один фильм через два года после выхода последней из них. «Маугли» снимался в 1967-1971 годах, то есть примерно тогда же, что «Крокодил Гена» и «Бременские музыканты». Режиссером был Роман Давыдов, специализировавшийся на героической эпике («Детство Ратибора», «Василиса Микулишна»), а художниками — Александр Винокуров («Золотая антилопа», «Снежная королева») и Петр Репкин («Цветик-семицветик», «Конек-Горбунок», «Необыкновенный матч»). Сценарий написал Леонид Белокуров («Последний дюйм», «Тропой бескорыстной любви»). Героев озвучивали Сергей Мартинсон, Анатолий Папанов и Людмила Касаткина. Сегодня мы понимаем, что самым громким именем среди всех создателей мультфильма следует признать Софью Губайдулину, одного из крупнейших авангардных советских композиторов.

Как-то неловко говорить о формальном совершенстве этого фильма: Багира, проносящаяся по экрану, как капля тьмы, закрученная водоворотом; толпы обезьян, волков и собак, текущие живым потоком; музыка, буквально комментирующая происходящее…

Для позднесоветского детского кинематографа смерть была настоящим камнем преткновения. С одной стороны, в школах детей продолжали воспитывать на рассказах о пионерах-героях, «Молодая гвардия» и «Разгром» оставались в школьной программе, заклинание «Памяти павших будьте достойны!» исправно повторяли в каждую годовщину Победы — но детское кино, и в особенности мультипликацию, смерть фактически покинула. Поколение, пережившее в собственном детстве войну, голод и смерть близких, пыталось предохранить собственных детей от этих переживаний — пусть даже и поданных в символической форме. Редким исключением могли быть экранизации мифов, да и то в финале мультипликационных «Аргонавтов» Ясон проваливается под сгнившую палубу «Арго» — это явно смягченная версия по сравнению с оригиналом.

Тем удивительнее, что «Маугли» с самого начала буквально устремлен к смерти. Слова «последняя битва» звучат уже на двенадцатой минуте фильма и несколько раз варьируются на протяжении всей картины. «Последняя битва», «последняя охота», «славная охота, но для многих последняя» — все эти образы в книге Киплинга ложатся в один ряд с Сионийскими горами и «человеческим детенышем», слишком напоминающими о холме Сиона и о Сыне Человеческом. Разумеется, эти аллюзии не считывались советскими детьми, но образ «последней битвы» все равно сохранял ту энергию, которую дает ему семантическое соседство с Армагеддоном и Апокалипсисом. К той же образности отсылает весь эпизод с красными собаками — пчелы, кружащиеся в воздухе, как саранча, и последняя битва, в которой сходятся силы добра и зла. Разумеется, совершенно непринципиально, насколько сознательно были привнесены библейские аллюзии творцами советского мультфильма: в европейской культуре любой эпический текст неизбежно выруливает к Откровению св. Иоанна.

Обратим внимание на другое: две серии фильма завершаются образами смерти и образы эти — танец Каа и песня Акелы. Каа танцует перед Бандар-Логами в финале второго эпизода («Похищение»; в книге он называется точнее — «Охота Каа»), а Акела поет песнь смерти после битвы с красными собаками.

Надо сказать, что появление Каа в Холодных Пещерах производит одинаково сильное впечатление и в семь, и в тридцать семь лет. Вопрос, обращенный к посеревшим от ужаса обезьянам, звучит так, словно он обращен к нам всем: «Бандар-Логи, хорошо ли вам видно?»

Я думаю, что это самый яркий образ смерти во всей мировой мультипликации. Каа — воплощение абсолютного могущества, неспешного (вспомним, как долго уговаривают его Багира и Балу) и вместе с тем неотвратимого. Сколько обезьян может съесть за один раз удав? Нужно ли для этого танцевать перед целым Обезьяньим Народом? Почему мудрый Каа, защитник Маугли, выполняющий в мультфильме функции абсолютно положительного героя, должен убивать — и убивать так жестоко? Не думаю, что создатели фильма специально задавали себе эти вопросы, и не думаю, что на них следовало давать однозначный ответ. Понятно только, что в символическом мире эпоса Каа представляет собой образ мощи, лишенной милосердия, едва ли не ветхозаветного Бога, фигуру Отца — одновременно карающего и защищающего. Не случайно орудием убийства служат объятия — и смертельный танец пародийно повторяется в одной из последующих серий как игра с Маугли.

«Идем отсюда, — говорит Балу в Холодных Пещерах, — тебе не годится видеть то, что здесь будет».

Эти слова не должны нас обманывать: мы помним, что минуту назад Багира и Балу были готовы отправиться в объятия Каа следом за Бандар-Логами. Балу обращается к Маугли — но говорит с собой. Никому не годится видеть то, что будет, потому что танец Каа — это смерть в чистом виде, акт, не предполагающий зрителя, и вместе с тем сакральный акт, присутствие во время которого есть нарушение табу.

Эпизод «Похищение» завершается титром: «Так кончилось детство Маугли».

Каа представляет собой персонификацию смерти; умирающий в финале четвертого эпизода Акела — воплощение архетипа воина, достойно встречающего смерть в бою и уходящего в поля счастливой охоты. На поле боя, покрытом трупами, он поет свою последнюю песню, и когда она кончается, появляется титр: «Так кончилась юность Маугли».

Иными словами, авторы сказали нам, что детство кончается, когда ты узнаешь, что смерть существует, а юность — когда умирает близкий тебе человек. Если угодно — когда понимаешь, что ты сам умрешь.

Ни одной из трех последних фраз нет у Киплинга. В книге Маугли сам уводит Багиру и Балу и говорит, что старый Каа только выделывает круги в пыли. Слов о конце детства и юности тоже не найти. Иными словами, разработка образа смерти полностью принадлежит создателям мультфильма.

Надо отметить, что «Маугли» не единственный фильм, созданный этими авторами. Практически в том же составе (Давыдов, Белокуров, Винокуров, Репкин, то есть все, кроме Губайдулиной) были поставлены мультфильмы «Гунан-Батор» и «Фока — на все руки дока». Ни один из них даже не приблизился к уровню «Маугли», возможно, потому, что авторам не удалось внести в сюжет монгольской и русской сказок столько же личного, сколько они внесли в экранизацию британской «Книги джунглей».

Роман Давыдов родился в 1913 году. Александр Винокуров и Леонид Белокуров — в 1922-м. Все трое застали войну и Большой террор. Проще всего списать пронизывающие фильм мотивы страха и смерти именно на это — тем более что будущий сценарист фильма достиг семи лет (согласно Киплингу, возраст Маугли на момент похищения Бандар-Логами) в 1929 году, а пятнадцати (битва с красными собаками) — к 1937 году. Это, впрочем, домыслы; может быть, важнее отметить, что для поколения создателей фильма Киплинг был одним из наиболее важных авторов: его влияние на погибших на фронте ифлийских поэтов общеизвестно, так же, как и то, что во многом Киплинг служил разрешенным субститутом запретного Гумилева. Иными словами, работа над мультфильмом о детстве и юности Маугли сразу несколькими путями отправляла его создателей к воспоминаниям собственного детства и юности, и, возможно, именно в этом секрет того, что «Маугли» несравним ни с «Гунан-Батором», ни с «Фока — на все руки дока».

Популярность Киплинга в 20-е и 30-е годы подсознательно базировалась еще и на том, что повествование о создании Британской империи хорошо ложилось на сознание людей, строивших империю советскую. Строительство империи неизбежно требует пафоса, героики и эпоса. Однако Киплинг был слишком хорошим писателем, чтобы просто написать притчу про бремя белого человека, взявшего на себя заботу о диком народе джунглей. Ни на секунду он не забывает, что Маугли в конце концов должен будет вернуться к людям — иными словами, покинуть территорию сказки, мифа, эпоса.

Мотив прощания с детством очень важен в викторианской детской литературе, достаточно вспомнить финал «Вини Пуха», в котором выросший Кристофер Робин (единственный человек в сказочном лесу Милна) идет в школу, оставляя Пуха в Зачарованном месте, где остановилось время. Финал «Маугли» говорит о том же. Герой уходит, оставляя за собой право вернуться, однако все долги уплачены и возвращаться ему, собственно, незачем. И потому «это последний из рассказов о Маугли».

Мотивировка ухода Маугли оставлена и в фильме: он полюбил женщину. Чтобы до конца стать человеком, он должен стать мужчиной, познать не только свое отличие от животных, но и свой пол. История Маугли — история сына, который вырастает и покидает дом, которым были для него джунгли.

Маугли уходит к людям — покидая мир детства и мир эпоса. В наших глазах прощание с детством оказывается неразрывно связано с крушением советской империи, и потому велик соблазн написать что-то вроде: «Подобно тому, как, убив Шер-Хана, Маугли покинул джунгли, мои сверстники, свалив советскую власть, покинули пространство эпоса и героики, вступив в серые будни среднего класса». Однако при своей внешней красоте эта фраза не верна: множество моих сверстников не относились к советской власти, как к Шер-Хану, а для других пространство героической эпики началось только после распада Советского Союза. Более того, мы можем предположить, что жизнь в индийской деревне таит столько же возможностей для эпоса, сколького жизнь в джунглях, и точно так же гибель империи вовсе не лишила нас возможности обрести эпическую целостность. Потому прошедшие годы немного добавили к финалу фильма по сравнению с тем, что я понимал двадцать лет назад: уходя в деревню, Маугли делает последний шаг, для того чтобы стать человеком. Не взяв в руки Красный Цветок, не возглавив борьбу против красных собак, не убив Шер-Хана — нет, он окончательно становится человеком, только покинув тех, кого он любил все свое детство.

Маугли всегда будет помнить джунгли, и джунгли всегда будут ждать его — точно так же, как всегда ждут нас на полке мультфильмы нашего детства

Цитаты

Акела промахнулся! А мы пойдём на север, а мы пойдём на север… В такое время мне бывает жаль, что я не родился бабочкой… Вы меня хорошо слышите, бандерлоги?! Каждый сам за себя! Мы с тобой — одной крови! Человеческий детёныш??? Я не вижу верхушек этих деревьев, зато я вижу дальше… Это будет славная охота. Через маленькую трещинку в голову может войти капелька ума. А еще они называли тебя желтым земляным червяком и говорили, что ты ешь лягушек. Он такой же как мы, только голый!! Мы принимаем бой! И как это они не разорвали меня на сотню маленьких медвежат... Это называется “дергать смерть за усы”. А мы пойдем на север, а мы пойдем на север, когда назад вернемся не будет никого и даже лягушонка и косточек его, и косточек его... Бедный Маугли.

Статья: Kinoart.ru Цитаты: Wikiquote.org Информация:Myltik.ru

‹‹ назад | | вперед ››